четверг, 13 июня 2013 г.

Когда уходит юность...


Ей имя выдумали – Тайна,
Надежда, Вера и Любовь…
                      В. Дагуров.

«И почему я не преподаю музыку???» - думала Анна, открывая очередное сочинение. Взглянула вокруг – родителей в классе мало, успеет ещё парочку работ проверить точно. И снова углубилась в тетради…
Но не в сочинения.
Почему-то именно сегодня с утра Анне думалось о том, как далеко от неё юность, красота, женственность. Всё меньше удовольствия было видеть себя на фотографиях, потому что все меньше походила на себя школьницу, студентку, невесту… Нет, седины ещё нет, хотя, говорят, в тёмных волосах она заметна сильнее. Но зато столько морщин вокруг глаз! И пополнела… А следить за фигурой так сложно. Когда уроки идут подряд, голода не ощущаешь. А потом наедаешься – «на всю оставшуюся жизнь»… И работа сидячая, стоячая. В общем… Ничего приятного.
Да ещё и собрание родительское у Вари. Отдала её в другую школу – не в ту, где сама работала. Потому что очень уж в своё время намучились они с Павлом, когда он учился рядом с работающей мамой. Он и убедил её не поступать так во второй раз. И Варя пошла не к маме. Правда, в ту школу, которую когда-то закончила Анна. Теперь приходится посещать все собрания. К своим-то коллегам просто подошла бы, поговорила – всё равно ведь в курсе бываешь всего, что происходит и в других параллелях. А уж про ребёнка коллеги каждый норовит сообщить сразу все «новости»…
Это просто усталость. И возраст. Как ни крути. Как ни убегай от этого. И кажется, что всё уже неизменно-одинаково в жизни. Вроде, всё спокойно, устоялось, а вот… Чего-то не хватает.
Ровно шесть. Почти полный класс родителей. Ну, да – в младших классах почти на всех собраниях полная явка родителей. Ещё и вдвоём приходят. А вот потом… Чем старше становятся дети, тем меньше родителей на собраниях. Интересная закономерность, кстати!
Ей показалось, что она обозналась. Так не бывает. Именно в такой момент, когда ты сама собой недовольна. Привет из юности…
- Я и не знала, что это твоя дочь. Надо же – три года вместе дети учатся, а мы ни разу не встретились!
- Если бы я знал!!! Я бы ни за что не уехал в командировку тогда первого сентября!
Они стояли в коридоре около класса. Уже почти все родители разошлись. А эти двое тихонько разговаривали… Если не подходить близко, то самое обычное событие: мало ли что надо обсудить родителям одноклассников. Если не подходить  близко. Если не видеть глаз. Если не слышать голоса.
Андрей осторожно коснулся её руки: «Выйдем?» Аня только кивнула. Они пошли рядом, молча, не в силах ни сказать что-либо, ни разойтись в разные стороны. На площадке между первым и вторым этажом Андрей остановился, пристально вгляделся в её лицо и очень тихо сказал:
- Ты нисколько не изменилась, Анюта…
И это не было ни обманом, ни комплиментом. Андрей видел то, что когда-то привлекло его в той юной девочке – как оказалось, навсегда. Конечно, замечал он и усталость, и изменившиеся черты лица, но сквозь всё это – беззащитность и трогательность, а вместе с тем – волю и решимость.
Аня вздрогнула. Никто и никогда, кроме него, не называл её так. До него никому в голову не приходило, после – она никому не позволяла. Анна, Анна Викторовна. Только так.
Боясь лишним словом разрушить радость встречи, Андрей, ни о чём не расспрашивал, просто предложил подвезти – он был на машине. Поколебавшись, Аня согласилась – поздно, устала, тяжёлый пакет с тетрадями… Ехали опять же молча. Единственное, что сказала, как до неё добраться. Вернее, до магазина.
… В двенадцать часов Аня поняла, что проверить она уже ничего всё равно не сможет. Надо просто лечь спать. И попытаться встать пораньше. Правда, заснуть бы…
Да что же это такое!!! Взрослая женщина! Она жестоко добавила: старая. А от одной встречи всё переворачивается. Так не бывает, так не должно быть. У неё замечательная семья, муж, дети! Сын уже учится в столице, скоро защитит диплом. Там и работает. Дочка в четвёртом классе – умница, спокойная, добрая. Родной муж. Они уже двадцать лет вместе. Может, и нет между ними каких-то бешеных чувств, но они очень близки друг другу. Да, всякие бывают периоды в жизни. Полтора года назад Игорь получил травму на стройке, теперь часто бывает так, что заказов нет. Да и не за всякий он может взяться. Естественно, переживает в такие периоды… Ну и что? Когда нет заказов у него, хватает и её зарплаты. Просто надо уметь «завязывать желания»…
За всеми этими мыслями она старалась не допустить главной  - Андрей… Она и не подозревала, что в сорок с лишним лет сердце может затрепетать от радости, как в восемнадцать, что лёгкое прикосновение к руке может вызвать неудержимое желание броситься на шею, что давно забытое имя имеет по-прежнему над ней такую огромную власть… Но к чему это всё? Прошлое не вернуть. Да и не надо.
Только так радостно было увидеть его, услышать голос… И одновременно – обидно, что так далеко уже от них юность, любовь.

- Можно войти?
- Ну, конечно, Опаздывать тоже вдвоём!
Анна Викторовна с иронией смотрела на Арину и Сергея, стоящих в дверях класса.
- Анна Викторовна, это я виноват. Проспал. А Арина меня ждала.
В классе тихий доброжелательный смех. Одиннадцатиклассники – люди уже совсем взрослые. Семнадцать-восемнадцать лет. И, естественно, что возникают уже совершенно неучебные интересы. И любовь. И даже своя пара в классе. Уже почти год – с середины десятого класса – Арина и Сергей вместе. Но сдержанный смех относится не к тому, что они опоздали на первый урок вместе, а к тому, что все знают: Сергей просто не способен опаздывать, а вот Арина…
- Очень благородно, что ты берёшь вину на себя, выгораживая даму. Но было бы больше пользы, если бы Арина брала с тебя пример. И не вынуждала бы к таким ложно-рыцарским поступкам, - последняя фраза Анны Викторовны была обращена уже к Арине. Та потупилась на секунду, а потом сказала:
- Ну, не получается у меня…
И вот ту уже класс грохнул от хохота. Да уж, действительно, бывают такие люди, которые просто хронически опаздывают. В прошлом году Анна Викторовна заставляла каждый раз писать объяснительные по поводу опозданий. Но Арина, помимо всего прочего, очень творческий человек и превращала обычное объяснение причин опоздания то в детектив, то в триллер – но неизменно весёлые. Нахохотавшись над объяснительными записками Арины, нынче Анна Викторовна только делала внушения. Правда, реже. Всё-таки Серёжа как-то потихоньку влиял на девушку.
- Садитесь.
Дождавшись тишины, Она продолжила:
- Итак, молодые люди. Всё прекрасно понимаю – возраст у вас такой, что редко кому искренне хочется учиться, куда больше интересных занятий можно найти и без школы. Но у нас с вами ЕГЭ. Вам поступать. Так что давайте всё-таки займёмся делом. Продолжая разговор о Есенине, хочу познакомить вас с его поэмой «Анна Снегина»…
Урок продолжался. Анна Викторовна любила уроки литературы в своём классе. Это не первый её выпуск, да и пришли они к ней в девятом классе, но какие-то душевные подобрались ребята в большинстве своём. Конечно, всякого хватало. Но в целом  с классом было приятно работать…
Уйти учителю, а тем более классному руководителю выпускного класса, сразу после уроков достаточно сложно. Но как-то так получилось, что сегодня Анна быстро разобралась с делами, тетрадями и вышла из школы достаточно рано – почти в четыре часа. Уже темнело – декабрь. Похолодало. Снега вот, к сожалению, маловато пока, но синоптики обещают, что вот скоро…
- Анюта!
Андрей выскочил из припаркованной около соседнего со школой дома машины.  Аня остановилась и замерла, улыбаясь…
- Как долго ты работаешь! Я уже два часа здесь стою.
- Это я ещё рано, - рассмеялась она. – А зачем ты здесь стоишь?
Бывают вопросы, которые задаются несмотря на то, что ответ известен заранее. Но и не задать их невозможно. Андрей это понимал и тоже рассмеялся:
- Тебя жду. Я вдруг утром понял, что мы с тобой даже не поговорили ни о чём. Давай…
- Поговорим? – закончила она за него фразу.
Обоим было удивительно легко. Они как будто угадывали слова друг друга.
- Именно. Садись, - и Андрей распахнул перед ней дверцу.
Аня двинулась к машине, но не села – на переднем сидении лежал огромный букет тёмно-бордовых роз…
…Это сейчас купить цветы – любые в любое время года – не является проблемой. Лишь бы деньги были. Цветочные киоски и магазины расположены практически друг на друге. А тогда, двадцать пять лет назад, цветов было мало и стоили фантастические деньги. Особенно для студента, живущего в общежитии. Аня помнила, что однажды Андрей принёс ей одну тёмно-бордовую розу и сказал, что когда-нибудь он будет засыпать её этими цветами – так часто и в таком количестве, сколько ей захочется.
- Видишь, я стараюсь выполнять свои обещания, - прошептал он ошеломлённой женщине, одновременно ловко забирая у неё сумки, сгрёб розы в охапку и действительно фактически засыпал её цветами, положив их ей на колени.
Потрясённая, Аня снова молчала, вдыхая поистине пьянящий запах роз. Ей хотелось заплакать от переполнявших чувств. Этот поступок показывал, что и он помнил все мелочи их отношений, что он помнил о ней…
- Куда мы едем? – вдруг Аня словно очнулась.
- Туда, где можно поговорить. И поесть. Ты голодная.
- Андрей…
- Муж пока на работе, дочь с бабушкой на занятиях, сын в другом городе. Кошка переживёт, если ты её накормишь попозже. – Андрей на мгновение оторвался от дороги и взглянул ей прямо в глаза: - Всё в порядке, Анюта. Едем.
Он, как и прежде, предугадывал все её слова, возражения. И отлично знал, что она, любившая всё контролировать, совершенно теряется и подчиняется, если кто-то берёт на себя все решения. Чтобы снять неловкость молчания, Андрей заговорил о том, что прочитал за последний год. Это была и нейтральная тема, и в то же время близкая им обоим: читать оба любили всегда. Когда-то они могли часами сидеть в обнимку, читая каждый свою книгу, потом рассказывая другому о том, бесспорно важном, что прочитали…
Оцепенение окончательно спало в небольшом кафе, куда Андрей привёз её. Возникло ощущение, что они вне мира и времени. Анечка расслабилась, и они легко болтали о себе, о своей жизни, о работе. О виденных ими фильмах и прочитанных книгах. О друзьях. Как будто они по-прежнему каждый день вместе, и жизнь – общая на двоих… Было легко и просто. И казалось, что так было всегда. И будет.
Вокруг благоухали розы – Аня не захотела расстаться с ними и взяла их сюда из машины.
Они уже сидели рядом. Андрей ласково обнял её, она положила голову к нему на плечо  - как когда-то. Как сейчас…
- Аня, Анюта…
Она таяла от его голоса, от его присутствия. Близкий, милый человек. Любимый. Когда-то? Сейчас? В голове всё смешалось и спуталось. И словно шанс на что-то иное – звонок от мужа, что он задерживается на объекте и приедет, возможно, очень поздно. Чтобы она не ждала его, спокойно ложилась спать… Только Аня повернулась к Андрею, чтобы что-то сказать, второй звонок. Мобильный телефон! Ты ж в любой момент «досягаем». Это мама. Попросила разрешения забрать Аню к себе, потому что они устали после репетиции, а  к ней ехать ближе, чем домой Варю везти. Аня согласилась…
Аня снова повернулась к Андрею, чтобы что-то сказать, но он поцеловал её…
Долгий волшебный поцелуй. Растворение, воспоминание и узнавание…
- Поедем? – Андрей слышал оба разговора, хотя и старался не вслушиваться.
-Да.
Аня нежно посмотрела на него. Такой светящейся и юной Андрей когда-то и полюбил эту девушку. На всю жизнь.
- Поедем. Только, пожалуйста, я вызову такси. И поеду одна.
Снова мягкий и любящий взгляд. Андрей даже слова сказать не мог. Он знал, понимал, чувствовал.
- Спасибо тебе за всё, Андрей. И за это возвращение в юность…
И она ушла одна. С охапкой роз, обещанных ей много-много лет назад.
…В церкви недалеко от дома заканчивалась служба. Аня постояла в тишине и оставила все розы у иконы Петра и Февронии…
(Июнь, 2013 год.)

Комментариев нет:

Отправить комментарий